Чумаков довел до истерики жюри

Лидером среди участников был Алексей Чумаков. Накануне вышел новый выпуск передачи, где Чумаков исполнял роль «дитя порока» Бориса Моисеева. Было заметно, что Чумаков очень смущен. В 1965 году стихотворение было опубликовано в сборнике «День поэзии», а в 1966 году — в журнале «Культура и жизнь». Популярный исполнитель Алексей Чумаков принимает участие в передаче «Один в один» и является ее бессменным лидером.

Листая страница сборника, Семёнов обратил внимание на слова «Песни у людей разные, а моя одна на века», что-то его зацепило в этих строчках. Казахстан – моя Родина.​ Мама у меня всё время домохозяйка была, папа ей не разрешал работать. И я сказала девчонкам: «Всё, как хотите, я уезжаю домой и буду проситься в армию». Что делать? Я пришла домой – и совершила преступление. Мы без формы тогда сначала были. А уставы все эти учили. Но мы училище кончали фактически, тогда все учились шестимесячные.

Раиса Олимпиевна, 1941-й-1942-й годы: немцы – у Москвы, у Сталинграда, на севере, на Кавказе..

Связь держали между штабом и той частью, к которой мы были присланы. У нас не было постоянной части, нас меняли там. Мы и в танковых бывали. И вот однажды просыпаемся утром (девчонки: нас, наверное, человек 10 в землянке было). И все кричат: «Что это такое? Кто на меня землю насыпал?

Пластинка вышла в 1973 году тиражом почти в семь миллионов экземпляров. Пара Татьяна Навка — Артём Михалков не смогла присутствовать на съёмках, и им также было присуждено техническое поражение, и пара попала в номинацию на выбывание. В конце финального выпуска, который вышел в эфир 29 декабря, после всех выступлений были подведены результаты проекта. К оценкам жюри за два финальных выступления были прибавлены итоги зрительского СМС-голосования, и по сумме были названы победители и призёры.

Вот так нам пришлось быть медсёстрами на поле боя. И не страшно было, ничего

Однако в недавнем выпуске шоу с артистом случилась неприятность: он умудрился потерять парик и штаны прямо перед жюри и зрителями. На его счету оказались перевоплощения в таких артистов, как Стиви Уандер, Любовь Успенская, Александр Серов и других (образы отбирают сами участники методом жребия).

И вот тут-то начались один конфуз за другим. А папа главным бухгалтером был. Сначала он работал в банке, а потом в системе «Заготзерно». Мы жили в Казахстане. Вот со слезами папа меня взял. В Семипалатинске мы были. Пошли к директору школы, он сказал: «Ладно, мы возьмём её в 1-й класс, посидит месяца два, ей надоест, уйдёт домой». Папу вызвали и сказали: «Или забирайте домой её – или мы её переводим во второй класс. В первом классе ей делать нечего».

По радио. Мы пришли… тогда же у нас выпускной был – мы до утра гуляли. Вот мы и узнали. Было ли у Вас ощущение, что война будет такой долгой и тяжёлой? Ну, ощущение, конечно, было, что она будет тяжёлой. Но, с другой стороны, мы верили в победу. Почему? У нас в школе была начальная военная подготовка. Я – могла делать любую перевязку. Сначала у меня две подруги были: мы втроем поехали.

Тоня зашла, вышла, ничего не сказала. И поступили, стали учиться там. Утром мы в институте учимся, после обеда идём на восстановление вагоноремонтного завода, ночью – в госпиталь дежурить около тяжелораненых… Вот так мы крутились.

Сразу и в горком комсомола сходили, и в райвоенкомат (с подругой). Я сразу пошла на комисию: «В чём дело? Я комиссию прошла». Взяла паспорт – и 1924-й год исправила на 1922-й.

Потому что я была уже студентка. Куда и на какую должность? И нас стали готовить телеграфистами. У нас было 4 батальона: три мужских – и вот чётвертый наш женский батальон. Там раньше был склад коконов шелковичных. Вот это там были лежаки наши. А жара… а воды нет… кран – был, а вода – капает иногда чуть-чуть.​ Но – всё вынесли девчонки! И он за три дня оформился добровольцем, уже ему на вокзал принесли бронь – а он сказал: «Нет. Я уезжаю.

Я говорю: «А вот были Анцыфорова и Егорова». Я зашла, посмотрели мой аттестат – и говорят: «Мы вас берём на геологоразведку». Зал стал скандировать: «Молодец», – а прикрывать Алексея начал Олешко. И пошла и говорю: «Вы неправильно списали мой день рождения». Но они сразу были закрыты. Так была записана пластинка, в которую (помимо песни Сергея Дьячкова «Не надо» и песни Оскара Фельцмана «Есть глаза у цветов») вошла баллада «Звёздочка моя ясная».

Послушать еще: