И грянул гром — Рэй Брэдбери (Бредбери) — скачать рассказ — перевод Лев Жданов

В результате родилась книжка «Марсианские хроники» — первый и главный вин Брэдбери. И гря́нул гро́м» (англ.A Sound of Thunder) — научно-фантастический рассказ американского писателя Рэя Брэдбери. Людям понравилось, потекли первые нормальные денежки, и Брэдбери окончательно встал на путь писателя-фантаста. Вообще, Брэдбери вначале особо к фантастике, тем более к Sci-Fi, не тяготел, ввиду ГСМ до мозга костей.

Однако этот термин появился позже и не связан с бабочкой, раздавленной Экельсом. Сюжет рассказа пародируется в мультсериале «Симпсоны» (эпизод «Время и наказание») и в советском мультфильме «На задней парте» (2-й выпуск). Сюжет рассказа упомянут в повести Кира Булычёва «100 лет тому вперёд» одним из персонажей (без названия и автора). Сюжет, название и автор рассказа упоминаются в книге Стивена Кинга «11/22/63». Люди звонили нам и справлялись — шутя, конечно, а впрочем…

Так или иначе, Кейт — президент, и у вас теперь одна забота… В том году погибло шесть руководителей и дюжина охотников. Если свалитесь с нее — штраф. И не стреляйте ничего без нашего разрешения. И пещерный человек умирает от голода. Быть может, мы не в состоянии повлиять на Время. А если и в состоянии — то очень незначительно. И назначение этих кислородных шлемов — помешать нам внести в древний воздух наши бактерии.

Он побывал как раз в этом времени и проследил за некоторыми животными. Тревис и Лесперанс переглянулись. Ружье в его руках было словно пугач. — Идиоты, и что нас сюда принесло… Они открыли огонь по металлическим векам и пылающим черным зрачкам. И нас могут лишить концессии на эти сафари. Я только соскочил с Тропы и вымазал башмаки глиной.

Рассказ часто цитируется в работах по теории хаоса, поскольку иллюстрирует так называемый эффект бабочки. Сюжет рассказа упомянут в рассказе К. Булычева «Как его узнать?» (из серии «Великий Гусляр»).

Тревис покосился на чековую книжку и плюнул

Гул был такой, словно само Время горело на могучем костре, словно все годы, все даты летописей, все дни свалили в одну кучу и подожгли. Одно прикосновение руки — и тотчас это горение послушно даст задний ход. Экельс помнил каждое слово объявления. Закончись выборы вчера иначе, и я сегодня, быть может, пришел бы сюда спасаться бегством. Путешествие на шестьдесят миллионов лет назад и величайшая добыча всех времен! Экельс качался на мягком сиденье — бледный, зубы стиснуты Он ощутил судорожную дрожь в руках, посмотрел вниз и увидел, как его пальцы сжали новое ружье. В машине было еще четверо.

Моисей не ходил еще на гору беседовать с богом. Пирамиды лежат в земле, камни для них еще не обтесаны и не сложены. Он показал на металлическую тропу, которая через распаренное болото уходила в зеленые заросли, извиваясь между огромными папоротниками и пальмами.

Но вы, друг мой, раздавив одну мышь, тем самым раздавили всех тигров в этих местах. От них произошло бы сто — и так далее, и возникла бы целая цивилизация. Гибель одного пещерного человека — смерть миллиарда его потомков, задушенных во чреве. Может быть, Рим не появится на своих семи холмах. И покуда нам не известно совершенно точно, что наши вылазки во Времени для истории — гром или легкий шорох, надо быть чертовски осторожным.

Я прослеживаю всю их жизнь и отмечаю, какие особи живут долго. Таких очень мало. Сколько раз они спариваются. Так что мы убиваем только те особи, у которых нет будущего, которым и без того уже не спариться. И ради бога — не прозевайте красное пятно. Пока не скажем, не стрелять. А мы — здесь, все эти миллионы лет словно ветром сдуло, их нет. Всего того, что заботило нас на протяжении нашей жизни, еще нет и в помине, даже в проекте.

Он взвесил показания очевидцев и вынес окончательное решение. Ружья взметнулись вверх и дали залп. Из пасти зверя вырвался ураган, обдав людей запахом слизи и крови. Чудовище взревело, его зубы сверкали на солнце. Биллингс и Кремер сидели на Тропе; им было плохо. Тревис и Лесперанс стояли рядом, держа дымящиеся ружья и чертыхаясь.

Каким-то образом он выбрался обратно на Тропу и добрел до Машины

Они стерли со шлемов кровь. И тоже принялись чертыхаться. Это тот самый сук, который должен был его убить. — Он обратился к двум охотникам. Экельс полез в карман. Джунгли опять пробудились к жизни и наполнились древними шорохами, птичьими голосами. Экельс медленно повернулся и остановил взгляд на доисторической падали, глыбе кошмаров и ужасов. Они умыли лицо и руки. Они сняли заскорузлые от крови рубахи, брюки и надели все чистое.

Это не исключено. Экельс будто окаменел. И краски — белая, серая, синяя, оранжевая, на стенах, мебели, в небе за окном — они… они… да: что с ними случилось? Неудивительно, что Рэй тоже с детства «заболел» всякой чертовщиной и начал чуть ли не мнить себя тёмным колдуном.

Европа навсегда останется глухим лесом, только в Азии расцветет пышная жизнь. Наступите на мышь — и вы сокрушите пирамиды. Он скажет вам, где и когда стрелять. И это будет сделано одним лишь движением руки… Даже в вуз он так и не поступил, ибо нищебродство.

Послушать еще: